Жаңалықтар

«НЕРОДНАЯ» РЕЛИГИЯ: ПОЧЕМУ КАЗАХ ВЫБРАЛ ДЛЯ СЕБЯ ПРОТЕСТАНТСТВО

Арман Аубакиров родился в обычной казахской семье, где исконно казахские традиции переплетались с мусульманскими и мало кто мог объяснить, где какая. Арман путешествовал по всему миру, знакомился с разными людьми, учился и в школьные годы мечтал о карьере на политическом поприще. Около 10 лет провел в бизнесе и корпоративной сфере. Сейчас он занимается фрилансом и планирует в скором времени стать пастором протестантской церкви в Алматы.

Соблазн веры

— Если Всевышнему будет угодно, то через два месяца я стану пастором небольшой баптистской церкви в Алматы, — говорит Арман.

— Если бы вы сказали мне об этом в школе или университете, я не просто бы не поверил — вообще бы не понял, что вы имеете в виду.

Я никогда не планировал быть христианином. Родился в 1987 году в Усть-Каменогорске, еще в тот переходный период при СССР, и вырос в номинально мусульманской семье.

В детстве и юношестве я никогда не придавал большого значения религии, различиям между христианством и исламом. В нашем дворе праздновали все праздники — и мусульманские, и христианские. В силу того, что я родился в казахской семье, по умолчанию считал себя мусульманином, но это мало в чем проявлялось в моей повседневной жизни. На уроках биологии теорию эволюции нам преподавали как аксиому, но поверить, что я произошел от одноклеточных организмов, для меня было сложнее, чем в то, что существуют какие-то высшие силы. Более всего на интеллектуальном уровне меня удовлетворял агностицизм: возможно, есть некая высшая сила, но ей до меня нет никакого дела. А религия — в моем случае ислам — это часть культурного и исторического наследия, не более того. Главное в жизни — быть успешным человеком и принести пользу миру, а начать со своего народа.

Я окончил школу с золотой медалью, поступил на факультет международных отношений, хотел связать свою жизнь с политикой. Стремление к успеху и дисциплину в учебе я совмещал с желанием максимально насладиться молодостью. Думаю, что большинство читателей так проводили свои студенческие годы.

На втором курсе я впервые познакомился с настоящим христианином (до этого все мои друзья, называвшие себя христианами, были такими же номинальными верующими, как и я). Мы занимались в одном тренажерном зале и постепенно подружились. До этого я считал, что христианами могут быть русские, украинцы, англичане, американцы, но никак не казахи.

Глядя на своих славянских друзей, я думал, что главное отличие христиан от мусульман — в том, что они носят крестик и едят свинину.

Познакомившись с настоящим христианином, я был поражен, насколько он отличался от всех моих друзей. Он был «адекватным», современным, образованным, и одновременно с этим очень непохожим на других. Он не только жал ногами больше четырехсот килограммов (приходилось собирать «блины» со всего зала) — от него постоянно исходила необъяснимая радость, которая никак не была сопряжена с вечеринками, сексом, алкоголем.

Мой друг был хорошо знаком с Библией и говорил мне, что не всегда был таким и что единственная причина чего-то хорошего в нем — это влияние Бога. Я захотел больше узнать о его вере, но не из его только уст, а из первоисточника, Библии, и попросил найти для меня экземпляр этой древней книги.


Исследование человеческой греховности

Арман Аубакиров

Арман Аубакиров

— Первым делом я прочитал Новый Завет. Сейчас мне сложно вспомнить, что именно я думал, но мое заключение было примерно следующим: Иисус — хороший учитель нравственности, он совершал благие вещи, но его учение безнадежно устарело и неприменимо в современном мире. «Как вообще можно подставить другую щеку, когда тебя бьют по первой?» — думал я. Только в фильмах, но не в реальной жизни.

Или взять мое представление о грехе…

Я соглашался с тем, что грешен, но одновременно с этим говорил, что живут на Земле люди и гораздо хуже меня, поэтому у меня с Богом всё неплохо.

Однако Иисус на страницах Нового Завета говорил о совершенно ином понимании греха. Например, Он учил, что грех — это не только убийство (то, чего я никогда не делал), но и оскорбление ближнего (то, что я делал с завидным постоянством). Еще хуже мои дела обстояли с другими заповедями, связанными с прелюбодеянием, ложью, обманом и особенно — с поклонением одному лишь Богу. Писание говорило, что я сотворен Богом для Его славы, а я хотел быть сам себе богом и жить для собственной славы. И хотя я готов был найти для себя всевозможные оправдания, но все же вполне осознавал, что у меня и у Бога абсолютно разные стандарты греха и святости. По сравнению с некоторыми людьми я мог считать себя достаточно хорошим человеком, но в глазах Бога я был грешником, заслуживающим справедливого наказания.

Закончив Новый Завет, я перешел к Ветхому. Когда читал его, мне было сложно признать, что кто-то действительно верил, что рассказанные там истории были истиной. Сотворение Вселенной, Вавилонская башня, Великий потоп, Давид и Голиаф… Эти истории напоминали мне сказки, но, тем не менее, я продолжал читать. Прошло какое-то время, и я познакомился еще с несколькими ребятами-христианами. По воскресеньям они ходили в небольшую протестантскую церковь, и иногда из интереса я начал ходить туда вместе с ними.

Протестантизм зародился в начале XVI века во время европейской Реформации. Основной постулат: абсолютный авторитет принадлежит Библии как Божьему откровению, а не Папе, Патриарху или человеческим традициям. Есть Священное Писание, согласно которому верующие и понимают, кто такой Бог, кто такой человек и что есть Божья воля. Человек, согласно учению Библии, может спастись только по благодати (то есть только получив незаслуженный дар спасения) Бога через одну лишь веру в Иисуса Христа. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Евангелие от Иоанна, глава 3, стих 16), — в этом стихе суммируется суть Евангелия (от греч. εὐαγγέλιον — «благая весть»).

— Больше всего в церкви меня удивляли простота и радость людей, а также их неподдельная любовь друг ко другу. Мне очень хотелось найти какой-то подвох, но я никак не мог его обнаружить и продолжил свое исследование христианства. Следующее, к чему я приступил — изучение истории христианства.

Я читал материалы, написанные как светскими авторами, так и христианскими. Рассуждая логически, я отметил, что даже светские источники, такие как свидетельства римских историков, не отрицают существование Иисуса Христа как конкретной исторической личности, жившей в I веке в Римской империи.

Вопрос сводился к тому, могу ли я доверять написанному об Иисусе Христе на страницах Нового Завета, или же это выдумка, сфабрикованная последователями Христа?

А центральное утверждение, которое я подвергал сомнению — действительно ли Иисус Христос воскрес из мертвых? Именно от факта воскресения Иисуса зависело всё оставшееся учение Нового Завета.

Как историк я постепенно начал склоняться к тому, что, скорее всего, написанное в Новом Завете достойно доверия. На то было несколько причин:

1) Если истории выдуманы, то зачем ученики Христа выставляли себя в таком негативном свете, описывая то, как они предали своего учителя, когда тот был арестован и распят властями?

2) Если Иисус не воскрес из мертвых, то почему Его ученики, которые совсем недавно в страхе разбежались, так смело начали проповедовать о Его воскресении? И более того — поплатились за свою веру собственными жизнями? Постепенно, на уровне разума, я всё более убеждался в том, что Иисус был тем, кем Он себя называл — Божьим Сыном и Спасителем людей, отдавшим Свою жизнь за их грехи.


Вера и недоверие

— Я оказался на распутье: с одной стороны, я понимал, что если Иисус — действительно единственный путь к прощению грехов, то мне нужно раскаяться и поверить в Него. С другой стороны — что вера в Христа перевернет всю мою жизнь: я перестану быть своим собственным богом и начну жить для настоящего Бога. Я решил остановиться на компромиссном варианте: приду к Богу, но ближе к старости, пресытившись жизнью.

Оглядываясь назад, я понимаю, что не искал Бога. Более того, я отвергал Его, даже когда так много знал о Нем. Бывали дни, когда я хотел усилием воли стать «праведником», но меня не хватало даже на пару часов.

Но затем в один из вечеров я встал на колени и в молитве попросил у Бога прощения за все свои грехи. Я сказал Богу, что верю в то, что сам я достоин наказания, но Иисус Христос на кресте распятия понес наказание за меня, и теперь я оправдан Его жертвой. Я поверил в то, что Бог всё это сделал только из Своей милости и любви ко мне — а во мне самом не было ничего, чем бы я мог заслужить Божью любовь. Не знаю, сколько времени прошло, но, когда закончил молиться, я знал, что стал новым человеком.

Сомневался ли я когда-нибудь в своей вере? Да. Но это не было сомнением в объективной реальности Бога или в подлинности Священного Писания. Это были сомнения в подлинности моей веры в периоды «духовной засухи». Также, несмотря на то, что Бог сильно изменил мой характер, привычки и мировоззрение, у меня случались духовные падения — я абсолютно точно не стал совершенным человеком и не стану им в этой жизни. В такие моменты у меня возникали сомнения в подлинности моей веры.


О близких и их отношении к религии

— Я бы хотел сказать, что все мои близкие с радостью восприняли новость о том, что я стал христианином, но это не так. Было много непонимания и страхов. Особенно в начале. Самая большая причина негатива — страх перед неизвестным. Люди не осведомлены, потому что в Казахстане очень мало протестантов.

К сожалению, в нашей стране существуют сообщества, которые прикрываются христианством, чтобы манипулировать людьми ради собственных интересов. Такие люди искажают Библию и порочат имя Христа, но, к сожалению, чаще всего именно они попадают в заголовки газет.

Моим родственникам сложно было понять, что я уверовал в Ису Масиха (так я чаще называю Иисуса Христа) как своего Господа и Спасителя. Но с течением времени, по мере того как родные и друзья всё яснее замечали перемены в моей жизни, их беспокойство сменялось доброжелательностью, ведь я становился более любящим сыном, братом, другом и человеком. По всем меркам мира я вполне успешный человек: за время бизнес-карьеры я исколесил полмира, побывал в сорока странах, поработал за рубежом, помог семье и сам достиг достаточной финансовой независимости, чтобы посвятить остаток своей жизни пасторскому служению — тому, о чем мечтал последние годы. Я очень благодарен Богу, что Он использовал мою жизнь и веру для того, чтобы спасти двух моих самых близких друзей. И я постоянно прошу Всевышнего спасти моих родственников, друзей и весь наш казахстанский народ.

Tags

Осы айдарда

Пікір үстеу

Э-пошта мекенжайыңыз жарияланбайды. Міндетті өрістер * таңбаланған

error: Көшіруге болмайды!! Барлық құқығы қорғалған
Close